Tractatus de Herbis-Sloane 4016/Трактат о лекарственных растениях

Британская библиотека, г. Лондон 




 
Сигнатура: Sloane Ms. 4016
Дата: Италия, около 1440 г.
Размер: 380 x 265 мм
218 страниц, все они иллюминированы
Переплет из штампованной кожи сухого способа,  темно-зеленого цвета  
Полноцветная иллюстрированная монографическая научная книга  (512 стр.), под ответственностью Алена Тувэда (Institute for the Preservation of Medical Traditions/Институт для сохранения медицинских традиций и Smithsonian Institution/Смитсоновский институт)
«почти оригинал», первое,единственное и неповторимое издание,  тираж которого ограничен 987 экземплярами, пронумерованными по очереди и сопровождаемыми нотариально заверенным сертификатом.
 
ISBN: 978-84-96400-76-4

 
Сигнатура: Sloane Ms. 4016
Дата: Италия, около 1440 г.
Размер: 380 x 265 мм
218 страниц, все они иллюминированы
Переплет из штампованной кожи сухого способа,  темно-зеленого цвета  
Полноцветная иллюстрированная монографическая научная книга  (512 стр.), под ответственностью Алена Тувэда (Institute for the Preservation of Medical Traditions/Институт для сохранения медицинских традиций и Smithsonian Institution/Смитсоновский институт)
«почти оригинал», первое,единственное и неповторимое издание,  тираж которого ограничен 987 экземплярами, пронумерованными по очереди и сопровождаемыми нотариально заверенным сертификатом.
 
ISBN: 978-84-96400-76-4




Сборник исследований

Tractatus de Herbis-Sloane 4016/Трактат о лекарственных растениях Британская библиотека, г. Лондон 


СОДЕРЖАНИЕ:

От издателя к читателю
Quid sit nescio / То, чего я не знаю
Кабинет редкостей
Книга под лупой
Расширять горизонты
Снова следить за сюжетом
Трансформации
Новая стратегия
О растениях, человеках и книгах
Перевод легенд
Транскрипция легенд
Идентификация медицинских материй
Список синонимов
Библиография

Ален Тувэд (Institute for the Preservation of Medical Traditions / Институт для сохранения медицинских традиций и Smithsonian Institution / Смитсоновский институт)
 
ISBN: 978-84-96400-75-7





Описание

Tractatus de Herbis-Sloane 4016/Трактат о лекарственных растениях Британская библиотека, г. Лондон 



На протяжении средних веков, несомненно,  медицина была научной дисциплиной, на которую влияли многочисленные культурные компоненты, способствовавшие формированию общества. К греческому языку примешивались латинские, византийские, арабские, мосарабские и другие слова из языков с более отдаленных территорий, привнесенные соседними культурами из западного мира. Таким образом, лекарственные растения,  из которых различные народы изготавливали лекарственные средства,  имели множество разных названий,  по числу этих народов. Это множество названий, которые позволяли идентифицировать одно и то же растение в разных культурах, могло также вызвать путаницу. Чтобы избежать этого риска, появились словари, а также ботанические альбомы, где изображения растений и других веществ использующихся в повседневной терапевтической практике  сопровождались различными названиями, которыми их обозначали разные народы,  составлявшие средневековое общество.  Этот Tractatus Herbis (Трактат о травах), рукопись под сигнатурой Sloane 4016, в настоящее время хранящийся в коллекциях Британской библиотеки в Лондоне, является одним из  тех инструментов, которые позволили связать разнообразные названия этих растений с ними самими. Это помогло избежать путаницы, последствия которой были бы катастрофическими, если бы пациент получил вещество, которое бы не соответствовало предписанию врачей.

Для достижения понимания

Средневековье имеет плохую репутацию, поскольку его название уже указывает на неопределенный промежуток времени, заключенный между двумя периодами мнимого великолепия, которыми стали Античность и Возрождение. Многочисленные синонимы и выражения, используемые для его определения: «средневековый застой», «темные века», «средневековый обскурантизм» и многие другие, только подтверждают и укрепляют эту репутацию. Тем не менее, для тех, кто видит его при ближайшем рассмотрении, на протяжении примерно десяти столетий от основания до падения Константинополя (с 324 по 1453 г. н.э.), ограничивающих в некотором смысле средние века, они вовсе не являются темными. В ходе истории появились многочисленные народы, сыгравшие в ней важную роль, возникли различные формы искусства, претерпели изменения экономика, производственная деятельность и сельское хозяйство, и, в качестве лишь еще одного примера, увидели свет новые модели правительства и новые политические образования. Все при всех своих взлетах и падениях является правдой. Это не имеет значения, поскольку эти десять веков далеки от господства мракобесия, как то хотели бы представить историки, изучающие эпоху античности и затем- эпоху Возрождения.

Среди нововведений средневековья следует упомянуть многочисленные языки, которые привносят с собой вновь прибывшие на берега Средиземного моря и на континент народы. Хотя международные языки: латынь, греческий и арабский, служили для того, чтобы привести это множество в общий вид, будь то в какой-то одной части света или во всем средневековом мире,  на определенный период или навсегда, все же использовалось несколько языков, что иногда вносило некоторую путаницу, которая могла бы напомнить Вавилонскую башню и непонимание, вызванное лингвистическими особенностями. Конечно, заимствования одного языка у другого, особенно на границах государств, позволяли людям понимать друг друга. Но, хотя такие осмотические явления облегчали общение, некоторые термины сохранились и при таких переходах, вероятно, сохранялись бы и в наши дни. Растения – одна из тех областей, наименования в которой трудно перемещать из одной культуры в другую. Тот, кто родился на природе, вырос и жил на ее лоне, а не в городах, отделенных от деревни, как это часто происходило в прошлом, знал традиционные названия растений и, конечно, не был знаком с их научными наименованиями. Хотя эти названия иногда могли отражать культурный аспект, возникавший в результате контактов с другими народами, они все еще часто были связаны с глубоко укоренившимися культурными традициями, затруднявшими общение.

 Однако было необходимо понимать друг друга, тем более, что растения играли фундаментальную роль в жизни не только для получения пищи, но также и в особенности для здоровья и медицины. Doctores и physici (врачи и медики), отвечавшие за пациентов, возможно, могли бы составить многоязычные словари, но их обработка была бы сложной и, конечно же, не позволила бы использовать их для быстрой консультации. Появилось определенно более эффективное решение: изображать растения, сопровождая эти иллюстрации их названиями на разных языках. Это был визуальный язык, в некотором смысле более понятный, чем слова. Выполнявшие роли переводчиков, эти иллюстрированные работы, лишенные текста, вероятно, изменили свою направленность и стали альбомами, изменившими литературу о ботанике: больше не нужно было иллюстрировать работы, посвященные растениям и их использованию, поскольку это уже было сделано в этих альбомах, с которыми читатели могли ознакомиться и использовать, применяя любой язык при условии, что они содержали бы названия растений на всех этих языках.

И это именно то, что представляет собой этот Трактат о травах (Лондон, Британская библиотека, Sloane 4016), книга, в которой тексты уступили место иллюстрированным легендам, доступным читателям любого происхождения. Книга, связывающая средневековые народы, благодаря своему визуальному дискурсу, основанному на изображении. Книга, позволяющая понять ее, невзирая на  различия. Книга, в которой показано, что Средневековье, безусловно, не было темным, но прекрасно владело техникой визуального общения на неожиданно современном уровне.
 
Ален Тувэд
Smithsonian Institution / Смитсоновский институт)

 


We use private and third party cookies to improve our services by analyzing your browsing habits. If you continue to browse, we consider that you accept its use. x